Monday, May 22, 2017

El boulevard de la desilusión

"Бульвар разбитых надежд", классика Короля Фокса - запись необычная тем, что этот танго-фокстрот - это ремикс танго. Голливудского танго из замечательного до-цензурного американского фильма "Мулен Руж". Композитор - как и полагается танго-композитору, сын итальянских иммигрантов, заменивший на новой родине имя Сальватор Антонио Гуаранья на более местное, "Гарри Уоррен". Слова поэта - еврейского иммигранта из царской России Александра Дубина - о Париже, на бульварах которого умирают артистические мечты пришельцев, где радость - только взаймы до расплаты, а сегодняшний смех сулит завтрашние слезы - оказались слишком мрачны для Байреса 1943-го года, и для Энрике Родригеса техт начисто переписал Роберто Ламбертуччи "Бальсан". В его варианте это "просто" несчастная любовь. И бульвар уже не парижский, а приморский.

Эпиграф пусть будет из Наталии Горбаневской:

Если бы знал ты, 
Как мне сейчас одиноко,
Знал бы, какая тоска,
Когда нахлынет,
Смяв очертания окон,
Воспоминаний каскад
/
El Boulevard de la desilusión
Musica: Harry Warren 1933
Letras: Roberto Lambertucci "Balsán" 1943

Esencias de almas que se pierden
Como las brisas en el mar
Así se esfuma la ilusión
De mi anhelante corazón
Que siempre vuelvo a recordar

Entre el fulgor de las estrellas
La luna esparce su fulgor
Y la nostalgia de un querer
Que fue la dicha de mi ayer,
Ensueño azul de un gran amor

Aún recuerdo aquellos ojos
Que bañaban su mirar
Y su dulces labios rojos
Que temblaban al besar
Al evocar aquel romance
Regresa a mí la sed de amar
Y mi alma siento florecer
En la ansiedad de recorrer
El anchuroso boulevard

Бульвар потерянной мечты
Перевод 2017 г.

Влеченье наших душ исчезло,
Как легкий бриз на берегу,
Как дым, растаяла мечта,
В разбитом сердце пустота,
Любовь забыть я не могу!

Луна сияньем наполняет
Далекий звездный небосклон,
И грудь полна тоской о ней,
О милом счастье прежних дней,
Большой любви прекрасный сон

Не забыть мне эти очи,
Их ласкавший душу взгляд,
Трепет губ во мраке ночи,
Поцелуев сладкий яд
Волной нахлынет ностальгия,
И снова в сердце только ты
Когда душа болит опять,
Я так боюсь пересекать
Бульвар потерянной мечты

Голливудская классика
(вокал начинается на 5:24, но весь клип стоит того, чтобы его посмотреть, ИМХО)

А это Энрике Родригес и Армандо Морено:



Wednesday, January 4, 2017

A media luz

A media luz. 1924. Первый суперхит Эдгардо Донато, с которого началась по крупному его слава (или, как некоторые скажут, его скандальная слава). Слова Карлоса Ленци, тоже уроженца Монтевидео, как и Донато, знаменитого еще знаковым текстом Adios, Arrabal.

Любимейшее танго музыкантов всех времен и народов ... но вокальные записи редки. Донато записал его 3 раза и как раз в вокальных версиях. Первой строкой песни - знаменитейший адрес элитного притона "почти в тени Обелиска", которого там, конечно, никогда не было - но который стал легендой и гордостью квартала, может быть, как московские адреса из Мастера и Маргариты.

Как водится, примерно половина слов окончательной версии обязаны своим существованием Наталии Орловой(шляпы долой!)


Letra : Carlos César Lenzi
Música : Edgardo Donato
1924

Corrientes 348
Segundo piso, ascensor.
No hay porteros ni vecinos
Adentro, cocktail y amor
Pisito que puso Maple,
Piano, estera y velador,
Un telefón que contesta,
Una victrola que llora
Viejos tangos de mi flor
Y un gato de porcelana
Pa´que no maulle al amor.

Y todo a media luz,
Que es un brujo el amor...
A media luz los besos...
A media luz los dos...
Y todo a media luz...
Crepúsculo interior...
¡Que suave terciopelo
la media luz de amor!

Juncal 12-24
Telefoneá sin temor.
De tarde, té con masitas
De noche, tango y cantar.
Los domingos, tés danzantes,
Los lunes, desolación...
Hay de todo en la casita
Almohadones y divanes...
Como en botica, cocó,
Alfombras que no hacen ruido
Y mesa puesta al amor.
Полумрак.
Или полусвет - как бы вы выбрали?
Перевод 2016 г.

Корьентес, три - сорок восемь.
На лифте, вверх на второй.
Ни швейцара, ни соседей...
Там - коктейли и любовь.
Ковры, пианино, Maple*,
Светильник-ночник, альков.
Есть телефон для заказов,
Нам зарыдает Виктрола**
Плачем старых танго вновь,
И фарфоровый котёнок
Не мяукнет на любовь.

И всюду полутьма,
Волшебница любви,
Без света поцелуи,
Без света мы вдвоем...
И всюду полумрак,
Как сумраки внутри.
Нежней, чем мягкий бархат,
Тот полумрак любви.

Хункаль семнадцать-двенадцать***
Звони - не бойся, там ждут.
Пополудни чай с печеньем,
ночью пляшут и поют.
Воскресные чай и танцы,
понедельник весь пустой;
всё, что душе угодно -
пуфы, подушки, диваны,
и бесшумные ковры;
ужин в номер, две дорожки,
всё готово для любви.

*Maple - марка качественной мебели, некоторые поют Мапле, некоторые Мейпл
**Виктрола - звуковоспризводящая машина RCA Victor, конкурент патефону, использовала вертикальный шкафчик для пластинок как резонатор
***как и на старых телефонных номерах у нас - сохранившихся еще до 1970-х - номер в БсАс 1920-х состоял из комбинации букв и цифр. Но в большинстве зарубежных стран первые буквы означали местоположение телефонной станции. И читались полностью, не просто буквы JU, а "Хункаль".